Версия для слабовидящих Личный кабинет Личный кабинет

МЕТРОЛОГИЯ

ИСПЫТАНИЯ ПРОДУКЦИИ

ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ (ТУ)

СТАНДАРТИЗАЦИЯ

НАИЛУЧШИЕ ДОСТУПНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

СЕРТИФИКАЦИЯ

ТЕЗАУРУС

Уголок потребителя

Экспертные программы

Наш музей (каталог).JPEG var-2.JPEG transport transport zerkalo-pressy.JPEG b-s-01.JPEG

ДОСТУПНАЯ СРЕДА

25.05.20103883

Россиян “разводят” водой

Вокруг минералки в России давно бушуют нешуточные страсти. Мутят эту воду некоторые медики и ученые, утверждая, что пить ее не то что неполезно — небезопасно. Ведь вероятность напороться на фальсификат слишком велика. При этом даже легальные производители в последнее время, как бы это помягче выразиться, лукавят. Выдают потребителям одну минеральную воду за другую. Навести порядок в этом деле вроде бы должен новый техрегламент, который будет рассмотрен в Госдуме во втором чтении. Чего ждать от нового документа и можно ли поправить здоровье минеральной водой, которой торгуют сегодня в российских магазинах, — читайте в расследовании “МК”.

Изысканный фальсификат


Честно признаюсь, минеральную воду я в последнее время не пью. С тех самых пор, как стала свидетельницей печальной картины: провизор в аптеке взяла бутылку минералки, открыла, сделала глоток и поморщилась: “Подделка!”  


— Неужто даже в аптеках продают фальсификат? — искренне изумилась тогда я.  


— А вы что думали, — парировала она. — Мы ведь закупаем ее на тех же складах, что и магазины. И тут не угадаешь, на что нападешь…  


— Фальсификат — это наша главная проблема, — вздыхает президент Союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод Дмитрий Петров. — В среднем 30% всей минеральной воды, которая продается в России, — подделка. А по некоторым брендам (таким, как, скажем, “Ессентуки”) процент еще больше — 70—80. Представляете, только четверть воды настоящая?!  


По словам Петрова, такая ситуация в России сохраняется на протяжении последних 15 лет. Подделывают минеральную воду в промышленных масштабах сегодня в основном на юге страны, но небольшие подпольные предприятия, где ее разливают, существуют чуть ли не в каждом регионе. Радость, если так можно выразиться, только одна — фальсификат стал более изысканным. Если в 90-е годы просто брали обыкновенную воду из-под крана, добавляли туда поваренную соль, соду, то сейчас такого, к счастью, практически не бывает. Теперь одну минеральную воду разбавляют другой или мешают с питьевой в определенных пропорциях и получают, таким образом, новый продукт, близкий по вкусу к всеми любимому и известному бренду. Еще одна уловка — когда в обычную воду добавляют сухие минеральные соли. По химическому составу она в конечном итоге может быть близка к натуральной, но не обладает таким лечебным эффектом. И вообще такая искусственно минерализированная жидкость относится исключительно к питьевым водам. В принципе, она имеет право быть, но проблема в том, что производители не хотят указывать на этикетке, как именно она была изготовлена. 


Российскими законами сегодня не запрещено бутилировать минералку вдали от места добычи. Поэтому можно встретить “Ессентуки”, разлитый в Москве, Владивостоке или Питере. Однако состав воды, которая некоторое время находится в цистерне (кстати, сомнительной чистоты), существенно меняется. И явно не в лучшую сторону.  


А еще некоторые эксперты уверяют, что практически вся природная минералка, которую добывают в России, загрязнена кишечной палочкой. И чтобы обеззаразить ее, применяются различные “жесткие” методы, которые убивают не только вредные микробы, но и вообще всю микрофлору. А та ведь в какой-то степени тоже придает воде ее уникальные целебные свойства.

КСТАТИ  

Определить фальсификат на глаз непросто. Минералку с криво наклеенной этикеткой не стоит сразу записывать в подделки. Скорее всего просто ее разливал мелкий производитель. По вкусу определить фальсификат не всегда могут даже эксперты. И если вам вода не понравилась, это еще не значит, что она левая, — может, просто ее состав такой, что вам не по вкусу.

Не пей — козленочком станешь?

Но все это, как говорится, лирика. А чтобы оперировать фактами, мы решили провести собственную экспертизу минералки. Закупили ее в ближайших к редакции гастрономе и киоске. Кстати, изначально подозревали, что в ларьке напасть на некачественный товар больше шансов. Забегая вперед, скажу, что мы оказались полностью правы.  


— Минералку у нас в любое время года хорошо берут, — уверяла меня продавец магазина. — А с приходом теплых деньков она вообще расходится вмиг. Покупают ее чаще, чем квас и лимонад, но реже, чем пиво...  


— Объем рынка минеральной воды в 2009 году составил 1,89 млрд. долларов, — подтверждает руководитель аналитического центра Анна Павловская, которая специально для “МК” провела анализ рынка этого продукта. — Из-за кризиса в целом объем продаж упал на 15—18% (хотя до этого он ежегодно увеличивался на 20% и был самым динамично развивающимся). Особенно пострадал сегмент премиум-класса — минералка дороже 40 рублей за бутылку. Вообще произошло смещение спроса в сторону более дешевой продукции. Но сейчас снова наметились позитивные изменения. Все это связано с началом восстановительных процессов после кризиса, стремлением россиян вести здоровый образ жизни.  


По словам аналитика, минералки в России употребляют в 5—6 раз меньше, чем в Европе. И связано это с бедностью населения. Ведь чем выше доход, тем больше люди пьют минеральную или бутилированную питьевую воду. У нас в стране основными потребителями продукта являются россияне с уровнем дохода не ниже 15—25 тыс. руб. в месяц. Не случайно среди “пьющих” городов на первом месте Москва — здесь вообще бутилированной воды на человека приходится в год 45 литров (в других — не больше 20). Между прочим, это соответствует потреблению в Восточной Европе. Но если в Белокаменной продается больше всего минералки, то, по логике вещей, и фальсификат сюда попадает чаще…  


Чтобы убедиться в этом, отдаем купленную нами воду на экспертизу. К сведению, найти место, где согласились бы провести анализ минералки, оказалось не так-то просто. Различные НИИ и центры по сертификации уверяли нас, что дело это трудоемкое и вообще лабораторным способом найти что-то в такой воде практически нереально. “Только время и деньги напрасно потратите”, — отговаривали они нас как могли.  


— Между нами говоря, мы не хотели бы, чтобы наше учреждение засветилось в такого рода проверке именно сейчас, — признался мне один из ученых. — По крайней мере, пока “наверху” окончательно не принято решение — быть техрегламенту или нет, и если быть, то в каком виде. Так что и вы подождите лучших времен, не лезьте в бутылку.  


Ждать? Нет, мы настырные и экспертизу таки проведем.  


В Ростесте, где согласились сделать анализ, каждую бутылку купленной нами воды известных брендов зашифровали. Чтобы никто не мог потом обвинить специалистов в предвзятости. После того как воде присвоили порядковые номера, ее разлили по колбам. Проверить мы решили ее ионный состав — именно он определяет полезные свойства, и из-за него люди-то и берут минералку.  


— По химическому составу минеральные воды принято делить на три больших класса (по преобладающему иону): гидрокарбонатные, сульфатные и хлоридные, — объясняет эксперт в области курортологии Наталья Владимировна. — Каждый класс по преобладающему катиону делят на три группы: кальциевую, магниевую и натриевую (в эту группу воду относят по суммарному содержанию ионов натрия и калия). И у каждого класса свой лечебный эффект. Гидрокарбонатные воды, к примеру, снижают кислотность желудочного сока и применяются при лечении мочекаменной болезни. Сульфатные воды используются при заболеваниях желчных путей, хроническом гепатите, сахарном диабете, ожирении. Хлоридные воды стимулируют обменные процессы в организме, улучшают секрецию желудка, поджелудочной железы, тонкого кишечника. Применяются при расстройствах пищеварительной системы.

СПРАВКА "МК"  

Людям, у которых проблемы с сердечно-сосудистой или нервной системой, часто рекомендуют пить воду, в которой много магния. Этот элемент улучшает кровоснабжение сердечной мышцы, энергообмен, регулирует работу нервной ткани. А у кого проблемы с кровяным давлением, лучше пить с натрием и калием. Они помимо всего прочего регулируют кислотно-щелочное равновесие крови, участвует в передаче нервных импульсов, активизируют работу ряда ферментов.
Так что именно на содержание гидрокарбонат-ионов, ионов кальция, магния и т.д., а также общей минерализации мы и стали проверять минералку. При этом наша задача была сравнить результат с теми сведениями, что производитель заявил на этикетке. А то ведь вдруг он утверждает, что вода магниевая, а этого вещества там кот наплакал?  


Нашу воду в лаборатории в течении нескольких суток подвергали серьезному спектральному анализу, добавляли в нее какие-то реагенты, нюхали, пробовали на вкус, “светили”... Результаты оказались точно такими же, как предсказывал Петров. Треть воды — некачественная. То ли это подделка, то ли просто производитель нерадивый. Вот, к примеру, минеральная лечебно-столовая вода “Славянская”, изготовитель ООО “Нарсан” города Кисловодска. Производитель гарантировал потребителю, что в ней кальций-катионов 250—350 мг/дм3, а на самом деле оказалось в два раза меньше — 130. Но может быть еще печальнее, что магний-катионов в этой воде больше, чем полагается: 60 вместо заявленных максимум 50. Меж тем переизбыток того или иного вещества может привести к серьезному нарушению солевого баланса в организме и к обострению хронических заболеваний. А ведь те, кто имеет хоть небольшие отклонения в здоровье, должны принимать минералку как лекарство — по предписанию врача, который ориентируется на указанный состав.  


— Если говорить коротко, состав у “Славянской” совсем другой, и это серьезное нарушение, — уверяет эксперт Анна Чуланова. Кстати, по ее словам, все могло быть и хуже. Скажем, если бы в минералке нашли какие-то опасные бактерии, токсины или радиационные элементы. Оказывается, и такое бывает, причем нередко...

Кто выведет минералку на “чистую воду”


Итак, “Ессентуки-17” и “Новотерская”, которые мы купили, согласно вердикту экспертов, оказались без изъяна. Но если “Новотерская” изготовлена в поселке Новотерский, то “Ессентуки-17” был из Нагутского месторождения.  


— Вот в этом и вся загвоздка, — говорит Петров. — Вода из Нагутского месторождения близка по составу к Ессентукскому (оно примерно в 50 км от него). Но все-таки это не она. А пишут-то на этикетке “Ессентуки”. Да, некоторые производители честно указывают где-нибудь внизу маленькими буквами настоящее место добычи. Но покупатель все равно может быть введен в заблуждение. Мы в техрегламенте прописали: если вода называется по географическому признаку, то из этого региона и должна происходить. Просто, как дважды два. К сведению, те производители, кто так не делает, даже сейчас нарушают Гражданский кодекс. Там ведь есть понятие “зарегистрированное наименование места происхождения товара”. Так вот, зарегистрировали свое право называться “Ессентуками” 13 компаний, которые добывают воду именно там. Однако наименование “Ессентуки” имеет вода больше чем 50 производителей, абсолютное большинство из которых берут ее совсем из других месторождений. Значит, 40 компаний продают воду фактически нелегально.  


По словам Петрова, техрегламент вовсе не заставляет всю минералку называть по географическому признаку. Производитель может взять любое “не обязывающее” название, которое никогда не будет вводить в заблуждение (скажем, “Зеленая долина”). Однако с такой инициативой многие фирмы категорически не согласны. Вкладывать деньги в раскрутку нового бренда им не хочется, куда надежнее использовать старые названия.  


— Второй важный момент: мы прописали в регламенте, что вообще такое минеральная вода, — продолжает Дмитрий Юльевич. — Ведь сегодня, на наш взгляд, на рынке достаточно много продукции, которая не является ею, но так называется. Минералка, как гласит проект документа, это исключительно подземная вода, которая прошла минимальную степень обработки или вообще без обработки. То есть такая, какой ее создала природа. Если же ее разбавили (водопроводной, другой минеральной — не имеет значения), то это означает, что создали искусственно новый продукт и называться он минералкой не имеет права.  


Авторы техрегламента прописали и возможности обработки минеральной воды. Разрешается минимум манипуляций (к примеру, удаление марганца, который дает специфический цвет, и то в случае, если этот элемент не является ключевым). При этом даже они не должны менять подземный состав воды. В списке разрешенных методов обработки — очистка серебром, которая применялась издревле даже в монастырях, где были подземные источники святой воды.  


Все это, по задумке авторов, не позволит производителям брать воду из явно загрязненных источников, где не соблюдаются санитарно-гигиенические нормы забора, где давно пора чистить трубы. Техрегламент, по заявлению его авторов, ужесточает требования к показателям безопасности (в России они сейчас одни из самых мягких в мире). Теперь они будут приближены к международным стандартам, и это позволит увеличить экспортный потенциал минералки. Но все равно полностью соответствовать зарубежным требованиям они не будут — это бы привело к остановке действующих предприятий, выпускающих воду. Кстати, это вовсе не означает, что наша минералка самая плохая. Просто она уникальна — в мире другой такой нет, и прочие стандарты ей не совсем подходят.  


И вообще минеральная вода в России настолько целительная, что у нас сейчас разработаны целые направления лечения только ею самых различных недугов, уверяют в Российском научном центре восстановительной медицины и курортологии Минздравсоцразвития РФ. В стране очень много удивительных по своим свойствам подземных источников, которые можно и нужно использовать еще шире. Так что отказываться от минеральной воды сегодня не стоит.  


Все так. Только бы отечественные производители минералки “подчистили” свои ряды от недобросовестных коллег и разобрались наконец с фирмами-однодневками, добывающими воду неизвестно где и неизвестно как. И тогда не стоило бы опасаться и возможного возвращения на российский рынок грузинского “Боржоми”, запрещенного в 2006 году. У нас, кстати, есть вода практически идентичная ему по составу — добывается в том же Нагутском месторождении. А еще Минздравсоцразвития вроде давно готово “полезть в бутылку” и навести порядок на рынке минералки. По крайней мере еще летом прошлого года был подписан приказ, в соответствии с которым ведомство должно выдавать заключения на отечественную минеральную воду, чтобы уменьшить объемы ее контрафакта.

ЦИТАТА В ТЕМУ:

“Главная цель — производители должны иметь заключение о том, что их продукция, носящая название по названию местности, где есть источник природной минеральной воды, действительно обладает заявленными свойствами и произведена в той местности, которая заявлена на этикетке”.
Министр здравоохранения
и социального развития России
Татьяна Голикова.


При необходимости Минздравсоцразвития России, как гласит тот самый приказ, будет направлять в свои профильные учреждения запрос о подтверждении (и проведении при необходимости экспертизы) соответствия особых свойств минеральной воды природным условиям географического объекта, который указан в документах заявителя. Но пока так и не известно, сколько таких экспертиз сделано и сколько заключений получено.

Ева Меркачева

Московский комсомолец

НАЗАДНАЗАД