Версия для слабовидящих Личный кабинет Личный кабинет
Фото

МЕТРОЛОГИЯ

ИСПЫТАНИЯ ПРОДУКЦИИ

ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ (ТУ)

СТАНДАРТИЗАЦИЯ

НАИЛУЧШИЕ ДОСТУПНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

СЕРТИФИКАЦИЯ

ТЕЗАУРУС

Уголок потребителя

Экспертные программы

Наш музей (каталог).JPEG var-2.JPEG transport zerkalo-pressy.JPEG b-s-01.JPEG

ДОСТУПНАЯ СРЕДА

Контроль качества и качество контроля

Государственный контроль качества


Контроль качества – не государево дело?!

Контроль качества продукции, вопреки весьма распространенному заблуждению, не является функцией государства. Как и надзор за качеством продукции, реализуемой на рынке. Государство в лице Правительства осуществляет контроль безопасности продукции процедурами подтверждения соответствия (национальная сертификация). Но безопасность продукции, пусть и важнейшая, но лишь одна из составляющих качества. Однако многие, заблуждаясь, считают, что сертификат подтверждает именно качество. Это заблуждение проявляется также в том, что сертификат безопасности часто ошибочно именуется сертификатом качества. На самом деле сертификат соответствия подтверждает только безопасность продукции, но никак не ее качество. Как и декларация соответствия, которой производитель должен гарантировать именно безопасность продукции. Логику требований государства к продукции, утвердившуюся  с переходом от планово-распорядительной экономики советской эпохи к экономике рыночной, можно сформулировать таким образом: качественной можешь и не быть, но безопасной быть должна!

Государственный контроль качества

Сегодня обеспокоенность потребительского сообщества низким качеством продукции столь велика, что наблюдается своего рода ностальгия по тем временам, когда осуществлялся государственный контроль качества. То есть государство считало своей обязанностью контролировать не только безопасность (чтобы не отравило, не ударило током, не возгорелось и т.д. и т.п.), но и качество. Да, такое было. Во времена советской плановой (нерыночной) экономики. Но гарантировал ли государственный контроль качества желаемое качество продукции?

Ахиллесова пята советской экономики

Качество всегда было ахиллесовой пятой советской экономики. Понимая, что именно качество продукции в решающей степени предопределяет качество жизни в целом и служит тем критерием, по которому сравнивают эффективность рыночных и нерыночных экономик, советские руководители провозгласили борьбу за качество (именно - борьбу!) - задачей общенародной. И главным орудием этой борьбы стал Государственный стандарт (ГОСТ).

БУМАГА ПОБЕЖДАЕТ КАМЕНЬ?

От чего такие надежды возлагались на «бумагу»? В ГОСТах прописывалось, как должно быть изготовлено, испытано, принято изделие (продукция). Наряду с требованиями по  безопасности, унификации и совместимости (чтобы все сопрягалось, подходило друг к другу, как электровилка к электророзетке), однозначно регламентировались требования по качеству. Продумывалось все до мелочей. С учетом последних на то время достижений научно-технического прогресса, наилучшего опыта. Принятые ГОСТы становились обязательными для неукоснительного исполнения. За  соблюдением ГОСТов был установлен Государственный надзор (госнадзор), возложенный на Госстандарт СССР. Ведомство, очень влиятельное во времена «ручного», административно-командного управления.
Практический госнадзор за соблюдением ГОСТов осуществляли территориальные (региональные) органы Госстандарта – центры стандартизации и метрологии. В Москве – Московский центр стандартизации и метрологии (МЦСМ), в начале 90-х годов преобразованный в Ростест-Москва.

Рынок и его социалистическое зазеркалье

Стандарты были обязательны для всех «на всех стадиях жизненного цикла продукции» и, что называется, от корки до корки. От «а» до «я»! На каждом стандарте было начертано: несоблюдение ГОСТа преследуется по закону, вплоть до уголовной ответственности. И в условиях диктатуры стандарта реально преследовали!

От диктатуры пролетариата к диктатуре стандарта

Чем была обусловлена необходимость «диктатуры стандарта»? Стремлением каким-то образом сконструировать механизм, который в отсутствие рынка и рыночной конкуренции мог бы служить стимулятором производства качественной, конкурентоспособной продукции. Другими словами,  дотошная стандартизация качества конкретной продукции и требование неукоснительного соблюдения стандарта были единственным средством, хоть как-то позволявшим  в отсутствие рынка и товарной конкуренции поддерживать качество на приемлемом уровне. 
При этом отсутствие в нашей стране рынка с его «гримасами» идеологически преподносилось как «историческое завоевание социализма, избавляющее нас от лихорадящих мир капитализма кризисов перепроизводства». Мол, централизованное планирование и распределение позволяет точно рассчитывать и удовлетворять потребности в тракторах, детских сосках, чулках-носках и т.д., и нам потому не приходится разбазаривать ресурсы на производство излишних товаров. Народу втолковывали, что слишком дорогой и неоправданной роскошью для «общенародной» экономики было бы добиваться качества товаров, как при капиталистической конкуренции, заведомой избыточностью их производства: продукции должно производиться ровно столько, сколько ее нужно стране. И того качества, которое нужно.

Когда основной потребитель... склад!

На бумаге было гладко. На  самом же деле страна жила в условиях постоянного кризиса перепроизводства, причем не конкурентоспособной, а именно некачественной, никому не нужной продукции. В условиях острейшего и хронического дефицита всего и вся, главным официальным показателем эффективности экономической деятельности предприятия был Его величество Вал, объем выпускаемой продукции, и страна, с энтузиазмом выполняя и перевыполняя план, работала не на потребителя, а на... «склад»!
«План любой ценой» выполнялся… ценой качества! Рекордные выпуски бракованной, некондиционной, недоброкачественной продукции не решали проблему ее дефицита, а лишь усугубляли острейшую нехватку самых необходимых товаров.

Равнение на ГОСТ

В этой ситуации выход виделся лишь в одном направлении – во все большем «ужесточении дисциплины стандарта», в принуждении производителя работать качественно, как должно, жесткими административно-командными методами.
Впрочем, в 70-80-е годы становится очевидным, что кроме кнута в виде санкций и репрессий к бракоделам за несоблюдение стандарта, нужен и пряник – экономические стимулы. Но чтобы включить экономические рычаги, нужен «приводной ремень» - механизм оценки качества.
Но как в условиях дефицита, когда потребителю что ни дай – тот счастлив, оценить качество? В отсутствие рынка эту функцию опять же берет на себя государство: мы вам скажем, что хорошо, а что не очень. Госстандарт СССР начинает проводить государственную аттестацию продукции по категориям качества. Продукция высшей категории на видном месте отмечается почетным Знаком качества и получает право на реализацию по более высокой цене. Также начинает стимулироваться производство новых видов продукции: новинки рынка маркировались так называемым «индексом Н». Предприятиям, отраслям и регионам даже спускался план по удельному весу продукции, аттестованной по высшей категории качества. Срыв плана грозил неудачникам большими выволочками в верхах и лишением годовых премий. Которых лишалось не только начальство, но и весь коллектив.

Системы качества: maid in USSR

«Кнут и пряник» начинают дополняться разработкой программ качества и комплексных систем управления качеством. Такие программы и системы создавались на предприятиях (заводские), в регионах (территориальные), в отраслях (отраслевые). Саратовская система, Львовская, Днепропетровская, Московская, Ярославская. Горьковская…
Но теория мало сходилась с практикой. Шла своим курсом. Удивительно, но методы системной комплексной стандартизации, рожденные на советских оборонных предприятиях и призванные компенсировать отсутствие рыночных механизмов качества, оказались прекрасным к ним дополнением и стали прототипом распространенных сегодня во всем мире систем менеджмента качества. Но это мы забежали вперед. А тогда… борьба за качество продолжалась. Шла полным ходом!

Где тут у вас штаб?

Если шла борьба за качество, то должен был быть и штаб. Именно так – Московский штаб качества - тогда окрестила пресса Ростест-Москва (в то время Московский центр стандартизации и метрологии), который осуществлял госнадзор за соблюдением стандартов, оказывал практическое содействие предприятиям в разработке заводских систем управления качеством и осуществлял методическое руководство созданием Московской комплексной системы управления качеством продукции (Московской КС УКП).
Все более очевидным становилось, что даже самые умные системы бессильны в отсутствие на предприятиях элементарного порядка, элементарной трудовой дисциплины. Так зарождалась «спасительная» идея госприемки, задуманной по примеру ВП (военной приемки), ковавшей бесспорное качество советского оружия.

Госприемка – наш последний и отчаянный бой

Несмотря на все предпринимаемые меры, качество, а точнее, отсутствие оного, оставалось ахиллесовой пятой социалистической экономики. Ничего не дала даже такая отчаянная акция жесткой эпохи укрепления дисциплины генсека Андропова, как учреждение госприемки, когда на каждом предприятии был высажен десант высококвалифицированных специалистов, которым было доверено от имени государства (Государственная приемка!) осуществлять надзор за качеством работ и приемку готовой продукции.
Функционал госприемки отнюдь не сводился к тому, чтобы выявить и не принять некондицию. Откомандированные спецы вместе с заводчанами должны были выявить критические точки, где начинал зарождаться брак, и  «в зародыше» устранить его причины.
«Замах» был большой! И делалось многое: утверждалась  трудовая дисциплина, усиливался технический контроль, актуализировалась устаревшая техническая документация,  производства оснащались контрольно-измерительными приборами и испытательными стендами, разрабатывались и внедрялись регламенты на выполне­ние технологических операций, устанавливался контроль за качеством управления про­цессами производства, четкостью его ритма работы… Эффект, конечно, был. Там, где не формально отнеслись к этой работе. Многим предприятиям порядок, наведенный с помощью госприемки, помог менее болезненно адаптироваться к рынку, и если и они позднее развалились, то по совсем иным причинам. Но…
Госприемка по существу стала последним и по всем статьям проигранным боем в борьбе за качество. Именно госприемка со всей очевидностью продемонстрировала обреченность попыток найти сколько-нибудь эффективные заменители рыночным мотиваторам качества, стала поводом всерьез, настойчиво и вслух говорить о необходимости перехода к рыночной экономике.

Рынок нас рассудит?!

С переходом к рынку государственный контроль качества канул в лету. Предполагалось, что рынок, товарное изобилие, конкуренция все быстро расставят по местам, станут эффективной мотивацией к повышению качества продукции. Контроль качества выпускаемой продукции должны в условиях рыночной экономики осуществлять не грозные дяди, а сами ее производители. Которые, мол, в условиях рынка больше чем кто либо заинтересованы в качестве своей продукции: ведь некачественный товар при наличии качественного никто не купит.
А получилось с точностью до наоборот: отделы технического контроля стали сокращаться и даже упраздняться по логике - качество контролируется рублем! Спросом. Стала хиреть заводская метрология, в то время как точные измерения – основа технического контроля качества… Правилом становится «рыночный» подход: изготовить, как можно, дешевле, а продать, как можно, дороже!
Чтобы сделать вывод о безопасности и качестве продукции (идет ли речь о бытовой технике или продуктах питания), в большинстве случаев нужно провести ее серьезные лабораторные испытания. И по их результатам сделать экспертное заключение. Но государственная система защиты потребителя в одночасье была развалена, а новая не создана. Потребитель же не в состоянии в магазине, как ни разглядывай, ни щупай, ни нюхай, отличить качественное от недоброкачественного!
Ликвидация государственного контроля качества привела к тому, что в начале 90-х наш неокрепший и никак незащищенный рынок захлестнул вал фальсификата и контрафакта со всего мира.

Защитная дамба обязательной сертификации

В качестве защитной меры вводится обязательная сертификация продукции – ее проверка на соответствие требованиям безопасности (но, подчеркнем,  не качества!).
Отделить безопасность от качества оказалось довольно просто. Обязательными остались только требования ГОСТов по безопасности, а требования по качеству стали добровольными. Со временем начался переход на документы нового уровня - технические регламенты, регламентирующие требования по безопасности. Как мы говорили выше, подход на том этапе к продукции был таков: качественной она может и не быть, но безопасной быть обязана.
Обязательная сертификация, безусловно, улучшила ситуацию с безопасностью. Ю.М. Лужков, будучи мэром Москвы, в 2000 году по случаю 100-летия Ростест-Москва в приветствии к коллективу говорил: «Сотни москвичей избежали беды, благодаря профессионализму и ответственности ваших специалистов!».
На начальном этапе сертификация была доверена исключительно государственным учреждениям. Со временем функция сертификации была демонополизирована. Сертификация сама вошла в рынок, и к деятельности по подтверждению соответствия допускаются организации любой формы собственности, не имеющие собственной испытательной базы, привлекающие экспертов «под заказ» по совместительству. В целях «оптимизации» затрат на сертификацию такие игроки не проводят испытания, а процедуру соответствия сводят к откровенной торговле сертификатами по «договорной цене».
Все это приводит к девальвации самого понятия сертификация. «Беспредел» на рынке услуг по сертификации становится настолько очевидным, что создается новое ведомство – Росаккредитация. Которое начало расчистку авгиевых конюшен. Права на деятельность лишаются сотни фирмочек, по чем зря приторговывавших сертификатами.
Это мы про обязательную сертификацию, про безопасность. А что же с качеством?!

Двадцать лет спустя

Как говорят сегодня активисты потребительской общественности, контроль качества продукции отдан на откуп бизнесу. ФЗ №294 от 26.12.2008 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении и государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», по сути, узаконил положение бесконтрольности товаропроизводителей. Оковы, «закошмаривавшие» бизнес, сброшены, но положение с качеством так и не улучшилось… Есть мнение, даже наоборот!
Да, возврата к госконтролю качества быть не может. Делать качественную продукцию капиталиста может заставить только доллар. Ну или пусть рубль. Но не заставляет. Более того, инвестиции в качество невыгодны. Качество стоит денег и вложенные в него деньги делают продукцию неконкурентоспособной по цене: поди еще докажи, что твоя продукция лучше той, что дешевле. Правда, бывает совсем наоборот: покупатель выбирает как раз ту продукцию, что дороже, надеясь, что она будет качественнее. Это прекрасно понимают хитромудрые маркетологи, без каких-либо на то оснований использующие более высокую цену как своего рода рекламу качества. Не «разоряясь» при этом на само качество. Как тут разобраться Вилли Ломену?!

Кто же поможет Вилли Ломену

Так называлась книжица, изданная в 50-х в Европе. Вилли Ломен – был собирательный образ потребителя. И речь в ней шла о том, что волнует нас сейчас: как защитить потребителя? Тогда в Европе зарождались институты информации для потребителей.
Крупнейшая организация поинформированию потребителей о качестве товаров в Европе сегодня - STIFTUNG WARENTEST. В течение многих лет Ростест-Москва проводит испытания бытовой техники, которые Институт публикует в своем журнале. Негативная публикация в нем о каком-либо товаре – приговор!
Общественный мониторинг качества зарождается в нашей стране. Ростест-Москва сотрудничает с популярными потребительскими телепроектами «Контрольная закупка», «Доверяй, но проверяй», «Естественный отбор» и др.), авторитетными конкурсными программами («100 лучших товаров России», «Знак качества ХХI века», «Лучшее – детям» и др.). Мы проводим испытания и экспертизы «контрольных закупок» для обществ потребителей.
Есть от всего этого польза? Безусловно! Достаточно ли для результата общественного контроля качества? Конечно, нет!

Новый взгляд

Опыт рыночной экономики помог увидеть новый смысл национальной стандартизации. Больше десяти лет мы жили по правилам только технического регулирования и воспринимали стандартизацию как элемент технического регулирования. Стандарты главным образом создавались в обеспечение техрегламентов в качестве доказательной базы их соблюдения.
Со временем пришло понимание, что техническое регулирование — лишь одна из областей применения стандартов. И не самая основная. Если государство заинтересовано в будущем, в развитии, то необходимы стандарты как инструменты развития. Как механизмы управления качеством. Стандарты, прокладывающие путь к тому уровню оснащения, к тому уровню организации технологических процессов, которые обеспечат выпуск качественной продукции. Стандарты должны стать планкой развития. Стать мотиватором и стимулом повышения качества.

Он уважать себя заставит…

Однако поясним. Производитель обязан выполнить требования технических регламентов. Тем самым гарантировать безопасность выпускаемой продукции. Это достигается выполнением стандартов, обеспечивающих соблюдение требований по безопасности (приводятся в соответствующих техрегламентах).
Если потребитель ставит целью подтвердить именно качество своей продукции, он должен пройти процедуру соответствия национальному стандарту, который устанавливает именно качественные показатели.
Что касается качества, то в условиях рынка оно может и должно регулироваться с помощью добровольных стандартов. То есть с помощью добровольной сертификации на соответствие требованиям добровольных стандартов качества. Такая система не противоречит системе обязательной сертификации, а дополняет ее. предостввляя возможность давать полную «объемную» оценку качества продукции
Добровольные стандарты станут для производителей привлекательными, когда их внедрение будет предприятиям выгодно. И когда этому не будет альтернативы: будет побуждать рынок. Момент истины наступит, когда производитель получит уверенность, что маркировка его продукции знаком соответствия требованиям стандарта, вызывая безусловное доверие потребителя, реально повышает ее конкурентоспособность и
 спрос.

Есть такая СИСТЕМА!

Именно такой подход заложен к формированию созданной Росстандартом  Национальной системы сертификации (НСС). Новая система сертификации построена на мировых зарубежных практиках. С  января  2017 НСС начала действовать  как пилотный проект, в рамках которого должны быть отлажены механизмы ее реализации с привлечением испытательных лабораторий, органов по сертификации ФБУ «Ростест-Москва» и других подведомственных организаций ФБУ «ЦСМ» Росстандарта.
Основными целями создания Системы являются:

  • удостоверение соответствия объектов оценки соответствия требованиям документов национальной системы стандартизации и информирование заинтересованных лиц о таких объектах на сайте ведомства;
  • содействие потребителям, в компетентном выборе продукции, работ, услуг;
  • повышение конкурентоспособности продукции, работ, услуг на российском и международном рынках;
  • содействие в создании условий для обеспечения экспорта продукции, работ, услуг, а также для осуществления международного экономического, научно-технического сотрудничества и международной торговли;
  • создание условий для снижения рисков производства продукции, несоответствующей требованиям документов национальной системы стандартизации на всех этапах ее производства, а также снижения рисков поставки потребителю фальсификата и контрафактной продукции.
Принципами Системы являются:
  • прозрачность процедур;
  • добровольность проведения сертификации;
  • сертификация продукции, «опирающейся» на результаты ее реальных, достоверных испытаний;
  • открытость системы для любого органа по сертификации и испытательных центров при прохождении ими всех необходимых процедур в рамках Системы.
В целях выстраивания цепочки доверительных отношений заинтересованные участники рынка будут «вынуждены» добровольно принимать на себя обязательства по прохождению процедур соответствия. Типовой договор на добровольную сертификацию  на соответствие национальным стандартам предусматривает делегирование Органу по сертификации права в любой момент провести лабораторные испытания образцов, отобранных на производстве или в торговой сети (контрольной закупки).
Предполагается, что подтверждающие добровольную сертификацию бумаги (сертификаты в бумажном виде) выдаваться не будут. Сведения о легитимных знаках соответствия НСС будут представлены в общедоступном электронном реестре. Что исключает какие-либо мошенничества  с несанкционированным пиратским использованием знака, проверить который в любую минуту на правомочность никому не составит труда.
Работа в новой системе будет организована при тесном взаимодействии Росстандарта и Росаккредитации.

НЕ МЫТЬЕМ, ТАК КАТАНИЕМ

Есть и иной способ мотивации к применению добровольных стандартов - скажем так, добровольно-обязательного характера. «Закон о стандартизации в Российской Федерации» ввел новые нормы законодательство о госзакупках. Теперь заказчик в документации о госзакупке должен преимущественно ссылаться на конкретные стандартные показатели ГОСТа. То есть взять и указать ГОСТ на закупаемый объект. Это вместо того, чтобы хитроумно конструировать технические задания, которые почему-то понятны и оказываются по силам только компаниям, аффилированным с заказчиком. Для основной массы закупок по умолчанию процедура описания объекта закупки должна основываться на национальном стандарте.

Разъяснения Росстандарта по использованию национальных стандартов в государственных закупках

Когда статья была написана

Когда статься была написана, стало известно следующее. Руководитель Росстандарта В.В Абрамов в интервью газете «Коммерсант» так ответил на вопрос «В чем недостатки действующей системы госконтроля?»:
— Надо признать, что в целом традиционные инструменты госконтроля уже не работают в целях надзора за продукцией на рынке. Плановые или внеплановые проверки с предупреждением производителя далеко не всегда позволяют эффективно выявлять, устранять и предотвращать нарушения. Существующие законодательные ограничения для проведения государственных контрольных мероприятий и общее снижение контрольной нагрузки на бизнес не уравновешены адекватными мерами наказания для злостных нарушителей. К сожалению, даже в отношении серьезных правонарушений судебная практика идет по пути значительного снижения назначенных административных штрафов. В рамках совершенствования государственного контроля было бы правильным двигаться в сторону введения экономически обоснованных санкций в отношении нарушителей, соразмерных не только тяжести содеянного, но и размеру незаконно извлеченного дохода. Такой подход принципиально одобрен Государственной комиссией по противодействию контрафакту, которую возглавляет министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Помимо системной работы контрольно-надзорных органов и деятельности правоохранительных органов основное внимание необходимо уделять созданию условий для развития цивилизованного рынка и поощрению добросовестного поведения.

Стандарты на методы контроля

НАЗАДНАЗАД