Версия для слабовидящих Личный кабинет Личный кабинет
Фото

МЕТРОЛОГИЯ

ИСПЫТАНИЯ ПРОДУКЦИИ

ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ (ТУ)

СТАНДАРТИЗАЦИЯ

НАИЛУЧШИЕ ДОСТУПНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

СЕРТИФИКАЦИЯ

ТЕЗАУРУС

Уголок потребителя

Экспертные программы

Наш музей (каталог).JPEG var-2.JPEG transport transport zerkalo-pressy.JPEG b-s-01.JPEG

ДОСТУПНАЯ СРЕДА

ДОБРОВОЛЬНАЯ СИСТЕМА СЕРТИФИКАЦИИ НАЦИОНАЛИЗИРОВАНА!

ОТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЕРТИФИКАЦИИ -  К НАЦИОНАЛЬНОЙ

Из прошлого века в век настоящий

В России с 1 января 2017года начался поэтапный запуск новой системы сертификации  товаров и услуг. В  формате Национальной системы сертификации (НСС) производители на принципах добровольной ответственности могут подтвердить соответствие  качества изготавливаемой  ими продукции и оказываемых услуг национальным стандартам (ГОСТам).
На первый взгляд, ничего нового в этом событии нет: дескать, еще одна система добровольной сертификации.  Но это только на первый взгляд. На самом деле с запуска НСС, по сути, начался принципиально новый этап в  деятельности государства по созданию эффективной системы подтверждения соответствия. Чтобы понять особенности «момента», надо вспомнить, как все начиналось…

Впервые в нашей стране сертификация была введена в начале 90-х годов прошлого столетия. Обязательная сертификация продукции, подтверждающая ее безопасность (то есть по требованиям безопасности).
Система подтверждения соответствия (так корректно именуется сертификация)  была призвана нейтрализовать те риски для потребителей, которыми обернулись благое исчезновение хронического дефицита всего и вся и невиданное ранее товарное изобилие. Со вступлением в рынок «вдруг» выяснилось, что ранее столь недоступный и столь же желанный импорт далеко не всегда достаточно качественен и даже безопасен. Особенно, в условиях неокрепшего и незащищенного рынка!

К тому времени сертификация, давно ставшая правилом в странах с длительной историей рыночной экономики, перестала и для нас быть полной «экзотикой». Во всяком случае, для специалистов.
Госстандарту СССР еще в 1984-1988 гг.  предписывалось совместно с Министерс­твом иностранных дел и с участием других заинтересован­ных министерств и ведомств обеспечить проведение работ, направленных на присоединение СССР к международным системам и соглашениям, или за­ключение соглашений с другими странами по сертификации продукции. Без этой «стыковки» далее оставалось невозможным межгосударственное и международное сотрудничество.

Первым правовым актом в этом направлении стало постановление Совета Министров СССР от 18 сентября 1984 г. «О порядке сертификации продук­ции машиностроения». В перечень продукции, подлежащей сертификации, вошли легковые автомобили, тракторы и сельскохозяйственные машины, изделия электронной техники, бытовые электроприборы, быто­вая радиоэлектронная и звуковоспроизводящая аппара­тура, медицинские приборы и др.

Для осуществления поставленной задачи в 1986 г. было  при­нято «Временное положение о сертификации продук­ции машиностроения в СССР».
Вопросы сертификации нашли отражение в постановлении Совета Министров от 21 апреля 1988 г. «О перестройке деятельности и организационной структуры Государственного комитета СССР по стандартам».

Постановлением Совета Министров от 17 октября 1989 г. «Об организационной структуре Государственного комитета СССР по управлению качеством продукции и стандартам» Госстандарту СССР было поручено возглавить рабо­ту по созданию национальной системы сертификации продукции. Чтобы она реально заработала, предстояло сформировать сеть испытательных центров, соответствующих принятым в международной практике требованиям, что является обязательным условием международного признания результатов их деятельности. Также правительством поручалось Госстандарту создать условия для развития и надежного функ­ционирования сети центров аттестации производств и сертификации продукции, которые стали прообразом  позже появившихся органов по сертификации (ОС).
В начале 90-х  годов слово «сертификация», ранее известное разве что специалистам, в одночасье выносится, что называется, на первые полосы газет: 7 февраля 1992 г. был принят закон, имеющий важнейшее значение для оцивилизовывания дикого рынка  – закон  «О защите прав потребителей».

В числе комплекса мер, призванных обеспечить потребителям их права на безопасную и доброкачественную продукцию, закон вводил понятие «сертификация».
В переводе с латинского, сертификация означает – «сделано верно». Строго говоря, сертификация – процедура подтверждения соответствия продукции или услуги определенным требованиям. А попросту говоря, сертификат на продукцию подтверждает, что она действительно отвечает тем требованиям, на которые вправе рассчитывать  потребитель ее приобретающий.

Требования к продукции содержатся в стандартах. Есть требования, выполнение которых производителем обеспечивает безопасность продукции, а есть требования, обеспечивающие ее качество. Во времена советской государственной стандартизации и те, и другие, были обязательны к неукоснительному соблюдению. Но, как известно, строгость законов легко компенсируется необязательностью их исполнения. Нарушения требований ГОСТов, по законам обязательных от «корки до корки»  и «несоблюдение которых (как было начертано на обложке каждого стандарта) преследуется со всей строгостью закона, вплоть до уголовной ответственности», органы государственного надзора за соблюдением стандартов выявляли при 60% проверок. Правда, как правило, не соблюдались требования по качеству, но не по безопасности. На безопасность органы госнадзора глаза не закрывали! Так что продукция «Made in USSR» не могла нести риски для здоровья потребителей, но особым качеством, прямо скажем, не отличалась. Не то что «заграничная», которая была несбыточной мечтой советских потребителей, а потому весьма и весьма  в их мечтах идеализировалась, что стало очевидным, когда та стала общедоступной.

С переходом к рынку законодательно вводятся новые нормативные документы – технические регламенты, которые должны содержать требования, обеспечивающие безопасность продукции.
Регулирование же качества, как в эпоху государственной системы стандартизации СССР, «строжайшим контролем соблюдения требований стандартов» в условиях рыночной экономики было сочтено архаизмом. Считалось, что рынок все рассудит и расставит по местам – качественное, не очень качественное и недоброкачественное.  Стандарты становятся добровольными.
Но поскольку было понятно, что разработка необходимого массива технических регламентов затянется на многие годы, стандарты на переходный период оставались обязательными в части показателей безопасности. Смысл восторжествовавшего тогда принципа  можно сформулировать так: качественной  продукция может и не быть, но безопасной быть обязана!

Но одно дело продекларировать выполнение требований стандарта, другое дело – обеспечить их выполнение. Закон «О защите прав потребителей» устанавливал, что товар (работа, услуга), на который законами или стандартами устанавливались требова­ния, обеспечивавшие безопасность жизни, здоровья, имущества потребителя и охрану окружающей среды, а также средства, обеспечивавшие эту безопасность, под­лежат обязательной сертификации.

Речь, подчеркнем, шла именно об обязательной сертификации, которая подтверждает безопасность продукции, то есть то, что та в пользовании не убьет током, при употреблении вовнутрь не отравит и так далее по всему списку «без остановок».  

Что касается качества (надежность, ресурс, эксплуатационные показатели, эргономика  и др.), то оно оставалось «за скобками» обязательной сертификации.
Подтверждение продукции параметрам качества стало проводиться в формате дополнительной добровольной сертификации. То есть обязательный сертификат (сертификат безопасности), подтверждающий, что продукция безопасна для потребителя, а есть добровольный сертификат (сертификат качества), которым производитель по собственной доброй воле подтверждает соответствие  продукции формально необязательным требованиям по качеству.
Итак, повторимся, в идеале, на товар должно было быть два сертификата – обязательный и добровольный. Первый подтверждает его безопасность, второй – качество!

Но главным на  том этапе  для государства было, конечно,  обезопасить потребителей от недоброкачественной продукции, потоком хлынувшей на потребителей с реформированием экономики и открытием «нараспашку» рынка для импорта.
10 июня 1993 г. принимается закон «О сертификации продукции и услуг». Как пояснялось, он был разработан  Госстандартом России «с целью дальнейшего развития серти­фикации с учетом уже приобретенного опыта и изменений, происходящих в экономике страны», Госстандартом России был разработан специальный закон «О сертификации продукции и услуг».

Законодательно были установлены правовые основы обязательной и добровольной сертификации продукции и услуг, а также права, обязанности и ответственность участников сертификации.
Согласно закону обязательная сертификация должна была осуществляться не «сплошь», а в случаях, предусмотренных за­конодательством, а организация и проведение работ в этой области возлагались на Госстандарт и на другие го­сударственные органы управления.

Согласно закону не допускалась продажа товара, в том числе импортного, без информации о проведении обя­зательной сертификации и не маркированного в уста­новленном порядке знаком соответствия.

Спрашивайте сертификат!

Поскольку для широкого населения сертификация была делом абсолютно новым, в прессе была развернута активная кампания «Спрашивайте сертификат!», разъясняющая ее смысл, роль, значение и призывающая   потребителей   обязательно спрашивать у продавца сертификат на покупку! Особенно уговаривать людей не проходилось. Лучшим пропагандистом сертификации была статистика происшествий, вызванных потреблением опасной продукции, будь то продукты питания, детские игрушки, бытовая техника, носильные вещи…

Но чтобы сертификация заработала, предстояло сначала создать инфраструктуру – компетентные сертификационные центры.
Первые органы по сертификации создавались на базе ЦСМ Госстандарта, которые располагали необходимой  для исследований испытательной базой, фондами государственных стандартов (ГОСТов) и штатами профессиональных инспекторов по надзору за соблюдением стандартов. Опыт последних был очень важен, поскольку  сертификация подтверждала соответствие продукции  требованиям государственных стандартов.

Практическая реализация сертификации была возложена на создаваемые центры сертификации. В первую очередь на базе государственных учреждений Госстандарта РФ.

Ростест-Москва - государственное учреждение, подведомственное Госстандарту РФ и осуществлявшее государственный надзор за соблюдением стандартов с начала 70-х годов, одним из первых было аккредитовано как центр сертификации (орган по сертификации) по очень широкой номенклатуре продукции - продуктов питания, одежды, игрушек, продукции производственного назначения, производственного и технологического оборудования, приборов и измерительных систем, строительных материалов.

В отличие от подавляющего числа позднее аккредитованных органов, Центр сертификации Ростест-Москва располагал собственной испытательной базой, что предоставляло возможность выдавать сертификат на основе собственных протоколов испытаний. Это, во-первых, упрощало для заявителя процедуру сертификации по принципу «одного окна» (и испытания, и сертификация), а во-вторых, обеспечивало большее доверие потребителей к продукции, сертифицированной Ростестом.

Сертификация и ее демонополизация

Принципиально изменились «правило игры» на поле сертификации в 1998 году с принятием закона «О внесении изменений и допол­нений в закон Российской Федерации «О сертификации продукции и услуг».
Функция сертификации была демонополизирована снятием, как говорилось в законе,  «неоправданных ограничений в участии органи­заций в работах по обязательной сертификации». Теперь к проведению работ по обязательной сертификации допускались организации, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, если они не являются изготовителями (продавцами, исполнителями) и потребителями (покупателями) сертифицируемой ими продукции, при условии их аккредитации в установленном порядке и наличии лицензий на проведение работ по обязательной сертификации.

Сертификация становится бизнесом. Если особенно «не заморачиваться», то не очень сложным, не очень ответственным, но достаточно прибыльным. Иметь собственную испытательную базу от  вновь испеченных сертификаторов не требовалось: предполагалось, что они «под задачу» будут  заказывать исследования  в имеющихся испытательных лабораториях. Так что отныне подтверждением соответствия могла заняться практически любая фирма, располагающая, что называется, хотя бы одним письменным столом... Свои эксперты не нужны – всегда с готовностью выручат  совместители. Вскоре многие эксперты-многостаночники умудрялись одновременно трудиться в 40-50 органах по сертификации. По вызову! Надо ли говорить, что участие таких экспертов в сертификации сводилась к предоставлению ими размашистой подписи. Их так и стали называть – «подписанты». А проведение испытаний «в целях оптимизации затрат» стало сводиться к предоставлению № протокола испытаний для его проставления в нужной графе сертификата.
Другое важное новация того времени   –  введение в дополнение к сертификации новой  формы подтверждения соответствия -  декларации.

Процитируем закон:
«Подтверждение соответствия может также проводиться посредством принятия изготовителем (продавцом, исполнителем) декларации о соответствии.
Декларация о соответствии является документом, в котором изготовитель (продавец, исполнитель) удостоверяет, что поставляемая (продаваемая) им продукция соответствует установленным требованиям. Перечни продукции, соответствие которой может быть подтверждено декларацией о соответствии, требования к декларации о соответствии и порядок ее принятия утверждаются Правительством Российской Федерации. Декларация о соответствии, принятая в установленном порядке, регистрируется в органе по сертификации и имеет юридическую силу наравне с сертификатом".

Надо сказать, что при всех своих немалых минусах и издержках, сертификация сделала свое дело, помогла навести элементарный порядок с безопасностью товаров на потребительском рынке. В 2000 году мэр Москвы Ю.М. Лужков, поздравляя коллектив Ростест-Москва со 100-летним юбилеем, особо отметил значение нашей деятельности  по сертификации: «Сотни москвичей, сам того не подозревая, избежали беды, благодаря ответственности  и  компетентности специалистов Ростест-Москва».

За эти годы на товарном рынке сложилась конкурентная среда. Были сформированы потребительские институты. Появилась дистрибьюторская и дилерская сеть. Начал действовать  общественный мониторинг безопасности и качества продукции. Требовательнее и грамотнее стал потребитель, ориентирующийся на приобретенный опыт и вызывающие доверие бренды.
Когда количество не переходит в качество.

Одновременно шел процесс деградации обязательной сертификации, снижения ее качества и объективности. Расплодилось великое множество услужливых фирмочек, часто – «однодневок», не утруждавших себя собственно работой по сертификации, а, по сути, откровенно и на широкую ногу развернувших торговлю самими сертификатами без проведения каких-либо испытаний и соблюдения других «формальностей»! Привычной стала реклама типа «Сертификация за час!», «Сертификат с доставкой!»  и т.п. Остряки такую деятельность стали называть «сертификцией».

Конечно, все это не могло не привести к девальвации самой идеи сертификации как механизма объективного подтверждения безопасности продукции. Для ее «реанимации» требовались новые подходы.
Либерализовать не значит либеральничать.
Сегодня очевидно, что ситуация начнет улучшаться только в том случае, если органы по сертификации начнут реально отвечать за свои заключения. Если будет  сформирована система жесткого судебного и государственного контроля за качеством и безопасностью продукции.

«Надо признать, что в целом традиционные инструменты госконтроля уже не работают в целях надзора за продукцией на рынке. – Таково мнение Руководителя Росстандарта, высказанное в интервью газете «Коммерсант» в начале 2017 года. -  Плановые или внеплановые проверки с предупреждением производителя далеко не всегда позволяют эффективно выявлять, устранять и предотвращать нарушения. Существующие законодательные ограничения для проведения государственных контрольных мероприятий и общее снижение контрольной нагрузки на бизнес не уравновешены адекватными мерами наказания для злостных нарушителей. К сожалению, даже в отношении серьезных правонарушений судебная практика идет по пути значительного снижения назначенных административных штрафов. В рамках совершенствования государственного контроля было бы правильным двигаться в сторону введения экономически обоснованных санкций в отношении нарушителей, соразмерных не только тяжести содеянного, но и размеру незаконно извлеченного дохода…
Необходима системная работа контрольно-надзорных органов и деятельности правоохранительных органов. Это необходимое, но недостаточное условие. Не меньшее  внимание необходимо уделять созданию условий для развития цивилизованного рынка и поощрению добросовестного поведения».

Необходимость модернизации системы национальной сертификации ощущалась все острее: сертификация в сложившемся виде не выполняла свое предназначение. Руководитель Росстандарта Алексей Абрамов признавал, что  система сертификации ГОСТ Р во многом устарела и  необходимо «обновить эту систему».
Закон «Об оценке соответствия» будет. Не позднее 2020 года.

На данном этапе перезагрузки стандартизации необходимо суметь переосмыслить инструменты сертификации, создать современную инфраструктуру качества и предложить российским производителям, потребителям и ритейлерам авторитетную национальную систему сертификации, которой будут доверять все участники рынка.

Росстандарт и Минпромторг России стратегическую цель видят в разработке отдельного федерального закона «Об оценке соответствия», учитывающего российский опыт и лучшие зарубежные практики. 
Новый закон призван обновить понятийный аппарат, более четко разграничить полномочия регуляторов, определить права и обязанности участников рынка, прописать все процессуальные правила и санкции к нарушителям.

ФЗ «Об оценке соответствия» планируется принять не позднее 2020 года.

Как вернуть доверие к «доброволке»

Перефразируя известную поговорку, можно сказать: береги доверие, как честь, смолоду! Уж очень трудно вернуть однажды подорванное доверие. В полной мере это относится к добровольной сертификации качества.
То, что добровольная сертификация стала катастрофически терять доверие, стало очевидно давно. К тому времени  в стране насчитывалось более двух тысяч добровольных систем. Казалось, только ленивый еще не создал свою систему добровольной сертификации. Такие системы регистрировались в уведомительном порядке, впоследствии не представляя  практически никакой отчетности о результатах своей деятельности. . А многие системы лихо  функционировали вообще без какой-либо регистрации.  Государство как регулятор вообще не имело информации о том, что происходит после регистрации таких систем.

Доброволка  при всей своей добровольности - не вольница. Процедура регистрации должна стать разрешительной -  заявки на регистрацию добровольной системы должны подвергаться серьезной и квалифицированной экспертизе. Заявитель должен доказать, что система нужна, показать, по каким правилам она будет работать, как к ней будут подключаться экспертные организации, лаборатории. И самое главное, на  соответствие каким документам (стандарты, ТУ и пр.) будет осуществляться подтверждение соответствия.

Очевидно, что должен быть контроль и за последующим функционирование систем добровольной сертификации: надо же понимать и оценивать, какие сертификаты и кому выдаются. Для этого Росстандарт должен быть наделен полномочиями по мониторингу таких систем, что предполагает предоставление регулярной, как минимум, ежегодной отчетности. И правом исключения систем, своей псевдодеятельностью откровенно дискредитирующих институт добровольной сертификации.

Большая чистка

С предложением провести ревизию «доброволок» обратилась к Председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ».

Росакредитация, вновь созданный государственный орган, осуществляющий сейчас контроль за этим сегментом бизнеса, начинает расчистку, в результате которой были лишены аккредитации (права на деятельность) без малого  две тысячи компаний, работающих в области оценки соответствия продукции требованиям безопасности и качества. Много?! Да совсем нет! Это всего лишь десятая часть игроков, среди которых, нет сомнения, все еще куда больше, чем хочется, бесчестных. Эксперты говорят, что если «по-правильному», то таких систем никак не останется больше половины.

Но провести зачистку мало. Чтобы вернуть доверие к сертификации, будь она обязательной или добровольной,  необходимы прозрачные правила игры, четко прописанные процедуры подтверждения соответствия, публичная отчетность о результатах работы, открытые реестры результатов оценки соответствия, четкая идентификация и прослеживаемость сертифицированной продукции, надлежащий инспекционный контроль со стороны органов по сертификации.
 

Есть такая система. Национальная система сертификации

Именно на вышеизложенных принципах Росстандарт  выстраивает новую систему – Национальную систему сертификации (НСС).
Впервые после многолетнего перерыва государство начнет проверять, действительно ли продукция со знаком «ГОСТ» является не только безопасной, но и качественной.
В законе о стандартизации закреплено, что ГОСТы становятся обязательными для продукции, которая заявляется на соответствующие стандарты, но при этом не прописано, как и где она должна проходить процедуру подтверждения соответствия. Этот пробел и призвана устранить Национальная система сертификации.

Сертификация в Национальной системе предполагает обязательное проведение испытаний в аккредитованной лаборатории. Но чтобы получить право на маркирование продукции Знаком соответствия Национальной системы сертификации мало однажды пройти испытания и получить сертификат – правообладатель оставляет за собой право контроля за качеством  на всем протяжении  действия сертификата. Правилами сертификации предусмотрено, что в любой момент могут быть проведены  контрольные испытания образцов, отобранных на производстве или при реализации.

Национальная система сертификации создана Росстандартом, и это серьезное ведомство берет на себя за нее ответственность. Поэтому на начальном  этапе проведение сертификации на соответствие национальным стандартам и соответствующих испытаний  было  доверено только  органам по сертификации и испытательным лабораториям, созданным на базе государственных учреждений - ФБУ ЦСМ Росстандарта. У них есть возможности для объективной и полноценной экспертизы качества. И жестко спросить с них  проще!

НСС шагает по России!

C 15 мая 2017 года Национальная система сертификации начала работать в порядке апробации в семи пилотных регионах РФ - . Нижегородской, Кировской, Оренбургской, Волгоградской, Омской и Свердловской областях, а также в Республике Крым.

В конце августа эксперимент был распространен  еще на  три субъекта. Возможность подтвердить соответствие  своей продукции гордо начертанной на ней маркировке «ГОСТ» получат производители Кемеровской области, Красноярского края и Севастополя (Крым, как мы сообщили выше,  вошел в число «пилотов» ранее). Если этап апробации будет признан успешным, то в  2018 году система будет развернута и заработает в масштабах всей страны

За первые  два месяца в подведомственные Росстандарту территориальные органы обратилось более 200 производителей. Порядка  60%  товаров — из продуктовой группы. В лидерах также парфюмерно-косметическая продукция и товары текстильной промышленности. Около 50 заявок получили подтверждение соответствия. По результатам тестов формируется специальный реестр на сайте Росстандарта.

Эксперты Ростест-Москва, которые предсказывали, что  с началом действия НСС заявочного бума не произошло, оказались правы. Это и понятно. Одно, ведь, дело продекларировать маркировкой соответствие своей продукции требованиям ГОСТ (как это было ранее), а совсем другое дело – это подтвердить испытаниями «по полной программе»  в независимой аккредитованной лаборатории.

То, что производители присматриваются и примериваются к сертификации стало очевидно сразу. В первом эшелоне НСС малый и средний бизнес. Порядка 80% всех заявителей на    участие в Национальной системе сертификации (НСС) - субъекты малого и среднего предпринимательства. Эксперты Ростест-Москва считают этот тренд закономерным. Дело в том, что  эффективная  рекламная кампания требует огромных средств, которыми малый и средний бизнес  похвастаться не может. И в этом сильно проигрывает крупным компаниям, располагающим мощным рекламным бюджетом.

Теперь, с функционированием НСС лучшей рекламой может стать  знак «ГОСТ» на упаковке продукции. Так Национальная система сертификации выравнивает  рекламные возможности производителей разного калибра. И малые и средние предприятия сразу это оценили, что со всей очевидностью и демонстрирует их интерес к  участию в проекте. Подтверждение качества товара требованиям ГОСТ в НСС – мощный маркетинговый ресурс. И нет сомнений,  что многие производители сегодня подтягивают уровень своей продукции и услуг, чтобы  с высокой степенью уверенности решиться на сертификацию!
Процесс перерождения пошел, и можно надеяться, что сертификация обретет те формы и наполнится тем содержанием, которые отвечают важности решаемых ею задач по подтверждению  безопасности и качества продукции и услуг.

И вправду «ГОСТ» или очередной обман?! Нет, теперь просто так не обманешь

Сведения о продукции, качество которой подтверждено в НСС, оперативно отражаются на сайте Росстандарта  в  специализированном реестре продукции подтвержденного качества. Так что у каждого потребителя появится возможность всегда выяснить начистоту, действительно ли продукт соответствует (о чем заявляет производитель) национальному стандарту? Причем, в полном объеме его требований ГОСТа: как по безопасности, так и по качеству.

Столкнувшись с обманом, люди смогут сообщить об этом в территориальные органы Росстандарта  для принятия правообладателем соответствующих санкций. Напомним, что за обман потребителя для юридических лиц установлены штрафы в размере от 100 до 500 тыс. рублей. Прибавьте к этому 5-миллионный штраф или же уголовную ответственность должностного лица, что предусмотрено за нарушение авторских прав, поскольку  «ГОСТ» —  зарегистрированный товарный знак РФ, от лица которой правообладателем выступает Росстандарт.

Добавим, что  реестр продукции  подтвержденного качества должен логично дополниться «черным списком», куда при выявлении будет «сливаться» контрафакт – то есть товары с «липовой», ничем не обоснованной маркировкой «ГОСТ», которой жуликоватые производители  бессовестным образом вводят народ в заблуждение.

В перспективе же, по мере развития технологического обеспечения системы и наполнения базы данных по товарам, прошедшим сертификацию качества,   будет создано специальное мобильное приложение, которое, считав QR-код на упаковке, передаст на смартфон покупателя  исчерпывающие сведения о заинтересовавшем его товаре. Есть основания рассчитывать на то, что программный продукт будет создан за счет средств тех производителей, которые успешно подтверждают качество своей продукции в НСС и заинтересованы в разработке ресурсов, повышающих ее эффективность и формирующих повышенное доверие к результатам сертификации.

Так  видится развитие НСС, призванной упорядочить использование знака «ГОСТ» на потребительском рынке.
Подтвержденная оценка соответствия продукции национальным стандартам дает определенные преференции тем, кто претендует на госзаказ. В Росстандарте (как и в правительстве в целом) находят здравой идею сделать соответствие требованиям НСС входным билетом для малых и средних компаний  в систему закупок госкомпаний. Подтвердив качество своей продукции через НСС, им легче будет пройти корпоративную сертификацию, пояснил Абрамов. Первое соглашение на этот счет уже подписано с Газпромом.

Указание знака должно быть допустимо только при фактически проведенных жестких испытаниях. Его применение должно гарантировать соответствие продукции всем требованиям национальных стандартов.
Идеология формирования системы не предполагает создания барьеров для обращения продукции на рынке в отсутствие маркировки знаком национальной системы стандартизации.

А совместно с Корпорацией МСП Росстандарт работает над совершенствованием законодательства о закупках госкомпаний у субъектов МСП в части ограничения прав заказчиков на применение инструментов корпоративной сертификации (часто служащей необъективным и неоправданным техническим  барьером) и предоставления корпорациям альтернативных возможностей в рамках прозрачных процедур независимой Национальной системы сертификации (НСС).

Авторитет ГОСТов укоренился в нашей потребительской среде, что называется, на генном уровне. Поэтому многие потребители без долгих раздумий отдают предпочтение той продукции, которая изготовлена по стандарту. Такая продукция вызывает большее и обоснованное доверие. Сегодня это лучшая реклама – «Сделано по стандарту»!

Этим бессовестным образом пользуются недобросовестные производители, размещая на упаковке знак «ГОСТ» только на том основании, что продукция лишь по одному параметру (чаще всего, второ-, а то и третьестепенному) соответствует этому стандарту.  А часто маркировка ГОСТ наносится вообще без какого-либо, даже малейшего на то    основания.

Теперь, наконец, под эгидой Росстандарта появится система,  подтверждающая полное соответствие продукции и услуг стандартам. Причем не советским и давно по всем статьям устаревшим, а национальным стандартам нашего времени, устанавливающим параметры качества на уровне  современных требований и возможностей.

Все производители и поставщики, которые хотят ставить знак ГОСТ на свой товар, будут обязаны дать согласие на внезапные проверки своей продукции в лабораториях Национальной системы сертификации (НСС). Об этом рассказал руководитель Росстандарта Алексей Абрамов в интервью "Российской газете".

Компании, которые не согласятся на такие жесткие условия, должны будут знак ГОСТ с упаковки убрать как ненадлежащую рекламу.

НАЗАДНАЗАД