Версия для слабовидящих Личный кабинет Личный кабинет

МЕТРОЛОГИЯ

ИСПЫТАНИЯ ПРОДУКЦИИ

ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ (ТУ)

СТАНДАРТИЗАЦИЯ

НАИЛУЧШИЕ ДОСТУПНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

СЕРТИФИКАЦИЯ

ТЕЗАУРУС

Уголок потребителя

Экспертные программы

Наш музей (каталог).JPEG var-2.JPEG transport transport zerkalo-pressy.JPEG b-s-01.JPEG

ДОСТУПНАЯ СРЕДА

Сертификация и ее реанимация

Сертификация и ее реанимация

А.А. Медников — генеральный директор ЗАО «Ростест-Москва»

На сегодняшний день в среде бизнеса, государственных структур сложилось негативное отношение к сертификации как к препятствию на пути развития бизнеса. К сожалению, это отношение не совсем беспочвенно.
Такое мнение может быть связано с кажущейся сложностью процедур обязательной сертификации в одном сегменте рынка сертификации, там, где ещё сохранившаяся на сегодняшний день часть Органов по сертификации, уважающая действующее законодательство, пытается отстоять основополагающие принципы сертификации. И абсолютный разгул бесконтрольных «серых», позволяющих себе полную свободу трактования, а зачастую и простого игнорирования основ сертификационного законодательства в другом, к сожалению, большем сегменте того же рынка. Я бы предположил, что на сегодняшний день это горькое соотношение составляет 15% к 85%.

Что же такое основополагающие принципы? Не хотелось бы перечислять все, но из основных – если схема сертификации требует проводить испытания, то эти испытания должны действительно проводиться в соответствующей действующей испытательной лаборатории с профессиональными специалистами, а не оформляться по техническим характеристикам прибора, пересланным по факсимильной связи, если сертификат соответствия должен подписывать эксперт, то этот эксперт должен разбираться на высочайшем уровне как в соответствующей продукции, так и в требованиях сертификационного законодательства, мало того этот эксперт должен самостоятельно заниматься конкретным делом, а не полагаться полностью на группу вчерашних студентов, которых наняли для ускорения дела.

Конечно, все понимают, что главной целью этих самых 85 % является – финансовая, что и влечет за собой полную дискредитацию обязательной сертификации, усиливающаяся из месяца в месяц в геометрической прогрессии. К счастью, если бы мы могли вернуться к основным принципам сертификации – ситуация как с сертификацией как таковой, так и с общественным мнением относительно обязательной сертификации могла бы постепенно выправиться. Большинство заинтересованных лиц абсолютно уверены в том, что сертификация безусловно необходима именно законопослушным предпринимателям и наоборот – мешает предпринимателям, работающим с небезопасными и некачественными товарами.

Как же мы пришли к столь плачевной ситуации в сфере сертификации? Чтобы понять причины этого, вернемся в далекий 1993-й год, когда был принят Закон «О сертификации продукции и услуг». Предполагалось, что новоиспеченная система должна базироваться на принципах конкурентной борьбы между ее участниками. Т.е. количество аккредитованных в одной и той же области органов по сертификации не ограничивалось. Это предполагало демонополизацию рынка в данной сфере и гарантировало рыночно управляемые цены на услуги сертификации и испытания. Первое время ожидания законодателей оправдывались. Вероятно, это связано с тем, что в то время осуществлялся жесткий контроль формирования рынка сертификации не только со стороны Госстандарта, но и со стороны производства и потребителя. Система держалась на этом не менее 5-ти лет. В эти годы в области сертификации все развивалось вполне контролируемо и в правильном направлении: не наблюдалось сумасшедшего роста цен или их падения, процедура сертификации была ясной. Конечно, и тогда были проблемы, но сертификация тогда только становилась на ноги, поэтому на многие из недостатков можно закрыть глаза.

В 1999 г. относительно благополучная ситуация в области сертификации начала меняться в худшую сторону. Дефолт привел к приходу в бизнес множества новых людей, а с 2000-го г. начали появляться всё новые Органы по сертификации и Испытательные лаборатории, изменились методы ведения экономических отношений Среди ОС и ИЛ началась сумасшедшая конкурентная борьба, «оружием» которой была стоимость на услуги. Конечно до 1999 г. ценовая конкуренция была, но она никак не отражались на основополагающих принципах: качество проводимых работ всегда было на первом месте. В конечном итоге, к тому времени уже достаточно сильный пласт недобросовестных участников рынка сертификации перестали уделять должное внимание процедурным вопросам, отдавая предпочтение вопросам успешного ведения бизнеса. Многие из органов по сертификации сочли возможным переступить черту законности. В итоге вся система изменила направление своего развития. В таком виде сертификация стала для общества и бизнеса огромной проблемой. Об этом заговорила техническая и политическая общественность, пытаясь найти выходы из сложившейся ситуации. Появился Федеральный закон «О техническом регулировании»… Но ситуация не изменилась…

Сегодня структура сертификации построена таким образом, что ОС может заключить договор на выполнение тех или иных сертификационных испытаний с любым количеством лабораторий. В результате получилось, что многие ИЛ сотрудничают с 10-20 ОС! (Могу сказать, что любая, даже самая серьезная лаборатория просто физически не сможет обслужить даже 10-ти ОС в месяц, при среднем объеме испытаний, который могут давать часть Органов по сертификации, в размере 400-800 протоколов в месяц, каждый. При том, что минимальная длительность испытания одного прибора занимает от одной до двух недель.) Такой подход влечет за собой снижение ответственности как ОС, ставящего во главу угла два критерия – цена и срок обработки его заказа, так и самой ИЛ за проведенные (или не проведенные) испытания. На качестве проводимых работ начинает сказываться нехватка времени, оборудования, специалистов. В настоящее время стоимость услуг на испытания такова, что не позволяет провести и 10% необходимых испытаний. В итоге зачастую испытания просто не проводятся. Добавлю, что действует точно такой же отбор и в обратном направлении, т.е. множество недобросовестных лабораторий выбирают себе наиболее подходящие по недобросовестности ОС. Очень похожая ситуация наблюдается и в паре: ОС – эксперт. Представьте себе, что эксперт может быть одновременно экспертом в, к примеру, из практики, 20-ти ОС. Каждый из этих органов оформляет в месяц не менее 1000 сертификатов. Не буду повторяться насчет мотивации эксперта с одной стороны и органа по сертификации с другой стороны. Такого рода возможности просто вымывают возможность существования действительно необходимой защиты рынка от опасных и некачественных товаров и услуг. Система сама себя «съедает» (дискредитирует). Зачем нужен сертификат, который ничего не подтверждает? Ситуация осложняется тем, что на сегодняшний день сертификация остается единственно возможным рычагом допуска на рынок действительно безопасных товаров и услуг, так как мы не можем похвалиться наличием системы, провоцирующей ответственность продавцов и производителей товаров. Т.е. при отмене даже небольшой части обязательной сертификации рынок столкнется с проблемами бесконтрольности 90-ых годов. Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что система сертификации нуждается в немедленной реанимации! Еще не поздно внести ряд преобразований, которые позволят системе выйти из кризиса: вернуть доверие производителей, продавцов, потребителей.

В частности необходимо законодательно закрепить ряд положений:

  1. 1. ОС должен иметь право подтверждать соответствие только той продукции, испытания которой он может проводить в своем испытательном центре. Данный шаг разрешит вопрос недобросовестной сертификации. Конкуренция останется лишь на уровне тех ОС, которые действительно имеют собственную испытательную базу и способны реально подтвердить соответствие.
  2. 2. ОС должен иметь в своем штате полный комплект экспертов на сертификацию той продукции, на которую он аккредитован. Т.е в этом случае начинается реальная работа с фирмой – заявителем, который будет в первую очередь благодарен за внимание к его вопросам, и эксперту больше не надо будет тратить 50% рабочего времени на решение конкурентных вопросов среди предложений недобросовестных ОС.
  3. 3. ИЛ имеет права заключать договор на выполнение услуг только с одним ОС.
Комплекс этих мер, по моему мнению, способен реанимировать систему сертификации. На рынке появятся ОС с собственными ИЛ, экспертами-профессионалами в штате. Тем самым систематизация недобросовестности подхода к сертификации будет искоренена. Невозможно будет с нынешней легкостью нарушить процедуру этого процесса. Проведенные мероприятия по модернизации системы позволят облегчить контроль Ростехрегулирования за работой ОС и ИЛ. В конечном итоге бизнес перестанет видеть в сертификации препятствие, что резко снизит риски предпринимателя, как на уровне производства, так и на уровне потребления.

НАЗАДНАЗАД