Версия для слабовидящих Личный кабинет Личный кабинет

МЕТРОЛОГИЯ

ИСПЫТАНИЯ ПРОДУКЦИИ

ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ (ТУ)

СТАНДАРТИЗАЦИЯ

НАИЛУЧШИЕ ДОСТУПНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

СЕРТИФИКАЦИЯ

ТЕЗАУРУС

Уголок потребителя

Экспертные программы

Наш музей (каталог).JPEG var-2.JPEG transport transport zerkalo-pressy.JPEG b-s-01.JPEG

ДОСТУПНАЯ СРЕДА

11.05.2018948

Госприемка. Что это было?!

Анонс рубрики «Наша машина времени»

госприемка.jpgхроника.jpg12 мая 1986 года во всех газетах СССР опубликовано постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «О мерах по коренному повышению качества».

Сегодня нередко можно услышать ностальгическое – мол, раньше при СССР были ГОСТЫ, они соблюдались, было и качество. Но это не совсем так, а прямо говоря, совсем не так.

Качество всегда было ахиллесовой пятой советской экономики. Понимая, что именно качество продукции в решающей степени предопределяет качество жизни в целом и служит тем критерием, по которому сравнивают эффективность рыночных и нерыночных экономик, советские руководители провозгласили борьбу за качество (именно – борьбу!) – задачей общенародной.

Однако, несмотря ни на что, качество, а точнее, отсутствие оного, оставалось ахиллесовой пятой социалистической экономики. И стоило без розовых очков взглянуть на действительность, чтобы партии и правительству пришлось признать, что король голый:

- на многих предприятиях не соблюдается технологическая и производственная дисциплина, нарушаются ГОСТы и ТУ, низкая культура производства, велики потери от брака
- не принимаются меры к оснащению производства современным оборудованием, внедрению новейших технологических процессов
- службы технического контроля не укомплектованы квалифицированными кадрами, не располагают современными средствами контроля, неудовлетворительно осуществляют свои функции
- Госстандарт СССР смирился с низким техническим уровнем стандартов, не использует предоставленные ему права по пресечению впуска продукции низкого качества…

И вот выходит высочайшего уровня постановление, досконально определившее, казалось бы, все возможные и невозможные меры – необходимые и достаточные, чтобы положить, наконец-таки, начало решению этой хронически неразрешимой проблемы. Их перечень огромен, но все они, по сути, сводятся, к заклинаниям, мантрам того времени: осуществить решающий перелом… считать это дело общепартийным, общегосударственным, общенародным… признать… обратить внимание… установить… потребовать… предоставить… создать условия… А было ли что конкретное?! Было! Все эти дежурные «бла-бла» были всего лишь ритуальной преамбулой к введению в стране государственной приемки продукции.

Сегодня, спустя более чем два десятилетия, мало кто и поймет о чем идет речь – что за зверь такой «госприемка»? Поясним. Ее идея зародилась несколькими годами раньше – в кратковременную эпоху генсека Андропова (первого лица в государстве!), отчаянно пытавшегося укрепить дисциплину в стране.

В качестве одной из главных мер была задумана госприемка. По аналогии с военной приемкой продукции для оборонного комплекса, соответствие которой удостоверяли независимые от производителя военные представители (военпреды)  в армейских погонах.  

Пока идея госприемки прошла все процедуры материализации в партийно-правительственное постановление, Андропова сменил Горбачев. Можно только гадать выступил ли бы сам новый генсек с такого рода революционной (не в словесах, а на деле) инициативой, но, бюрократическая машина работает со сметающей все  инерцией, с которой приходилось  считаться даже кремлевским небожителям.

Так выходит постановление, подписанное генсеком Горбачевым и предсовмина Рыжковым, согласно которому на огромное количество предприятий, сколько-нибудь важных с точки зрения качества выпускаемых ими продукции,  был высажен десант высококвалифицированных специалистов. Госприемщикам было доверено от имени государства (Государственная приемка!) осуществлять надзор за качеством работ и приемку готовой продукции.

Функционал госприемки отнюдь не сводился к тому, чтобы выявить и не принять некондицию. Многоопытные спецы самой высокой квалификации вместе с заводчанами должны были выявить критические точки, где начинал зарождаться брак, и  «в зародыше» устранить его причины.

«Замах» был большой! И делалось многое: под давление госприемки утверждалась  трудовая дисциплина, ужесточался технический контроль, актуализировалась устаревшая техническая документация,  производства оснащались контрольно-измерительными приборами и испытательными стендами, разрабатывались и внедрялись регламенты на выполнение технологических операций, устанавливался контроль за качеством управления процессами производства, четкостью его ритма работы…

Эффект, конечно, был. Там, где не формально отнеслись к этой работе. Многим предприятиям порядок, наведенный с помощью госприемки, помог менее болезненно адаптироваться к рынку, и если и они позднее развалились, то по совсем иным причинам. Но…

Но, понятно, что госприемка пришлась по душе не всем. Срывалось выполнение предприятиями плановых заданий. «Страдали» рабочие коллективы, переставшие получать привычные премии за производство низкокачественной и никому не нужной продукции, то есть работавшие «на склад».

Но были, конечно, и более глубинные причины отторжения госприемки. Партия с ней непростительно  запоздала. В середине 80-х госприемка была уже не ко времени. И не в духе времени. По существу она стала последним и по всем статьям проигранным боем в борьбе за качество в условиях, как тогда начали говорить, командно-административной экономики. Со всей очевидностью госприемка, продемонстрировала обреченность попыток найти сколько-нибудь эффективные альтернативы  рыночным мотиваторам качества, стала поводом всерьез, настойчиво и вслух говорить о необходимости перехода к рыночной экономике.

В «Известиях» появляется заметка, подписанная – «профессор Г.Х. Попов». Тот самый, который спустя несколько лет стал последним председателем Моссовета и первым мэром Москвы. В газете с многомиллионными тиражами   известный доселе разве что в очень узких кругах экономист  заявил о себе тем, что пришел к заключению о нерыночном характере госприемки. Кто бы спорил?! Но разве это было достаточным основанием, чтобы отказываться от самой стратегии наведения элементарного порядка на производстве? В ЕС и сегодня не только не отказываются от контроля и надзора, но и усиливают его влияние на качество. Тем не менее, такая позиция была услышана  и подхвачена  теми, что сразу и в полной мере оценили ее разрушающий потенциал. Борьба за рынок началась с борьбы с госприемкой. И первым на ней поставил жирный крест в строительстве, «по своему департаменту», Б.Н. Ельцин, временно низведенный к тому времени с кремлевского олимпа в министры этой отрасли. Горбачев счел тактически правильным не заметить этот, вроде бы не имеющий отношения к политике, демарш оппонента. И далее сработал принцип домино. Была сметена не только госприемка, но и вся система государственного надзора за соблюдением стандартов. Конечно, она было далека от идеала, но стоило ли и дитяти выплескивать с грязной водицей?!


НАЗАДНАЗАД